January 18th, 2016

Россия боится оставить Пермякова наедине с армянскими следователями и адвокатами вне территории базы

Какой приказ дан охране, если Пермяков «заговорит»?



Сегодняшнее судебное заседание по делу об убийстве семьи Аветисян в Гюмри проходит в новом ключе – если на первом заседании 18 декабря адвокаты пытались перевести следствие на след «сатанистов», то сейчас главным стал вопрос о том, почему заседания проводятся на территории российской базы.

Несмотря на то, что вопрос может показаться техническим, на самом деле он сутевой, основной. И не случайно армянская сторона настаивает на проведении суда там, где это полагается по армянскому закону.

Чего боится российская сторона? Самосуда над обвиняемым Пермяковым? Но ведь Россия может потребовать его особой защиты, если у нее есть основания бояться за его жизнь в армянском суде.

Или российская сторона боится, что Пермякову могут задать вопросы, а он может дать ответы, которые Москва не сможет «проконтролировать»? Но ведь это вполне может случиться и на территории российской базы. Какой приказ имеют охраняющие Пермякова российские солдаты на случай, если он начнет говорить? Стрелять на поражение?

Collapse )